суббота, 17 февраля 2018 г.

у подножия Фрауэнкирхе

Здесь два ресторана: итальянский и альпийской кухни. Мы сразу пошли в итальянский, потому что с нами был ребёнок, который любит пиццу. Людей в ресторане почти не было, хотя суббота и время обеденное. А в альпийском напротив двери хлопали и хлопали, и столики перед рестораном на воздухе все были заняты, хоть и не очень-то было тепло. Мы, в общем, решили передислоцироваться.

Внутри Edelweiss один только был свободный столик, как раз для нас. И меню поражало богатством красок и вкусов. Я заказала вафли из картофеля, украшенные крупными круглыми каплями запечёного козьего сыра, и к ним салат из всякой зелени, включая рукколу, политый мёдом из акации и украшенный свежим инжиром. А ребёнку мы заказали фламмкухен с колбасой и маринованными огурцами. Фламмкухен – это пирог такой, почти пицца, только настолько простой, что теперь мы его обязательно будем готовить дома.

Эта вот огромная тарелища (на переднем плане) стоит восемь пятьдесят. И это совсем недорого

На переднем плане – фламмкухен с лососем и икрой, на заднем – с колбасой и огурцами

пятница, 16 февраля 2018 г.

девушка пела...

Огромная церковь. Заметна далеко. Два купола, на одном – крест, на втором – петушок. Через открытую дверь даже на другой стороне шумной Баумшуленштрассе, по которой я ехала, слышно было, как внутри женщина пела. Я вернулась на светофор, переехала улицу, припарковала велик и пошла внутрь.

Женщина оказалась девчонкой. Худая, вся закутанная, в толстой шапке. В церкви был просто лютый холод. Она, скукожившаяся, руки – в карманы, притопывая на месте, под аккомпанемент из ноута пела прекрасно.








У церкви названия нет, не нашла, просто евангелистский приход района. Над входом написано «В доме моего отца много квартир».

среда, 14 февраля 2018 г.

на счастье

Про Хуфайзен я узнала на курсах немецкого в Göthe-Institut, давно, ещё в те времена, когда мы не использовали гугловские карты.

Я пыталась его найти на нормальной (напечатанной) карте Берлина и не смогла, Берлин всё-таки огромный и карта его тоже большая. А потом, парочку лет назад, как-то так получилось, что я ехала в русский магазин за польским сливочным маслом и справа стоял дом, на который я почему-то обратила внимание. В Берлине массовая жилая застройка вся очень уютная, аккуратная, компактная и грамотная. Но почему-то я обратила внимание именно на этот дом. И буквально через пару дней в поисках Хуфайзена зашла на гугловскую карту и увидела это изогнутое в плане подковой здание как раз рядом с Бритц-Зюд, куда недавно ездила по масло.

Я села на велик и сразу снова туда поехала. И с тех пор я обязательно заезжаю на Хуфайзен, как в парк, когда еду за маслом (а я езжу за ним всегда, когда приезжаю в Берлин, потому что любое другое сливочное масло в Берлине я есть не могу, потому что оно не сливочное).


Хуфайзензидлунг. «Хуфайзен» в переводе с немецкого – подкова. «Зидлунг» – поселение. По сути это массовая жилая застройка конца двадцатых – начала тридцатых прошлого столетия. Но это и не поселение, и не застройка, а лишь одно здание в форме подковы. И не массовое, а настолько индивидуальное, что удостоено места в списке Всемирного наследия Юнеско. Я могу ошибаться, но насколько помню, в списке этом жилых домов – один.

Форма заметна, если погуглить и посмотреть на снимки комплекса высоты. С земли про форму можно и не догадаться. Невозможно догадаться и о том, что квартир в небольшом трёхэтажном домике – больше тысячи.

Форму подковы имеет и пруд в центре двора. Вокруг пруда – широкий газон, потом кустарник, потом широкая асфальтированная дорожка, опять кустарник, за ним – дворы (с мячами, креслами-качалками, плетёными столами и огромными цветами в больших горшках), потом только дом. Снаружи он обсажен деревцами, ряд которых, как нетрудно догадаться, повторяет форму подковы. В основании подковы-здания – булочная и мясная лавка. И маленький офис с информацией для туристов. Туристов в этот раз было две пожилые тётечки. Чур, я туристкой не считаюсь.
На камне, что справа, написано, что поставлен он в память Бруно Таута