воскресенье, 27 декабря 2015 г.

парк и зоопарк



Башню этого сооружения в Дессау видно сразу на выходе из железнодорожного вокзала. И я пошла, конечно, смотреть, что за оно. Оказалось, это – зоопарк (а зоопарки я не люблю), и чтобы подойти к мавзолею (это сейчас я знаю, что это мавзолей, а тогда не знала), пришлось купить билет за 3,5 евро (детский стоит дешевле). А потом я весь зоопарк обошла, потому что он прекрасный.

Очень много птиц, овечек, осликов; козочек, которых можно кормить с рук; можно посмотреть, как живут под водой бобры; есть медведи (но они спали), волки – упитанные и смотрят на посетителей с достоинством.

Территория огромная, можно гулять и гулять под песни сотен заморских птиц.





Животных видно. Они ужинают. Это, наверное, ламы, не помню


Прямо в центре – страус гуляет. Левее, за веткой плохо заметно, – ещё один
Возле домика – аисты. У них – большое гнездо на крыше дома.
Барашки пасутся. Прямо идиллия))

Это на входе, на табличках написаны имена и фамилии Paten (крёстных родителей) животных.
Крёстные есть у каждого животного (или у большого семейства, например, если речь о насекомых).
Я не знаю, за что люди получили этот статус. Интересно было бы узнать


На выходе из зоопарка – аллея. Собственно, когда подходишь к зоопарку, можно купить билет и идти направо в зоопарк.
Или повернуть налево и идти в парк, бесплатно

Это замок Георгиум. В Дессау есть ещё замок Мозигкау, он занесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО

Георгиумгартен. Мавзолей виден вдали
А аллея от замка к мавзолею – грунтовая, светлая, и опавшие дубовые листья в неё как будто вкатаны.
Аллея кажется мраморной с вкраплениями

На территории зоопарка есть большая детская площадка, есть где поесть. И несмотря на воскресенье и хорошую погоду, не было толп, пьяных пап «и детской истерики».

Здесь можно прекрасно провести время, например, в ожидании поезда – вокзал совсем рядом.

воскресенье, 27 сентября 2015 г.

здоровая осень

По крутым ступенькам спускаешься от корпуса в сторону озера, переходишь асфальтированную дорогу, там калитка в заборе, и сразу – выложенная плиткой короткая и узкая тропинка прямо к берегу Нарочи.

Это я сейчас так пишу, а заранее ничего не знала. Я пришла сюда случайно в половине восьмого, в сумерках. Даже не было видно толком, где вода, и казалось, что небо сразу от берега начинается. Озеро как будто угадалось. Как будто кто-то подсказал: «Вот оно. Чувствуй, какое большое!» Было красиво и страшно.


Утром я решила снова сюда сходить. До завтрака. Правда, вечером напугалась рассказов про волков, подумала, что утром идти побоюсь. Но утром уже было не страшно.






Утром стало видно, что озеро обмелело за лето и у краёв грязное. В серой воде между уток качалась на волнах, как лодочка, чёрная пластиковая мужская шлёпка.





На завтрак давали очень вкусную перловую кашу и творог с мёдом. Потом принесли на большой тарелке макароны и две круглые котлетки. Были ещё каждому по кубику сливочного масла и по кусочку сыра, а хлеба и батона сколько хочешь. И был чёрный чай – абсолютно такого же цвета и вкуса, как в Киргизии в школьной столовой тридцать лет назад. Только в школе чай был в гранёном стакане, а здесь – в белой чашке.



В огромном туристическом комплексе сейчас отдыхают несколько десятков человек. Номера простые, чистые, в каждом холодильник, телевизор и балкон. Я не смотрела телевизор ни разу с 2008 года. Здесь включила, попала на новости НТВ. Те же новости и те же ведущие с той же проплёскивающейся через спокойствие истерикой в голосах.

Прямо в корпусе есть бар, работает с двух часов. И самый обыкновенный продуктовый магазин, работает с утра до вечера. Мы колбасу покупали.

Вечером показывают кино в кинозале. Билет стоит 25 тысяч. Можно в бассейн за 35 тысяч. Бассейн очень хороший. Можно в сауну. Два часа сауны с бассейном – 85 тысяч.

Весь первый этаж – процедурные кабинеты. Чистые, светлые, прекрасно оборудованные, с красивыми медсёстрами. Даже за деньги просто так на процедуры не попадёшь – сначала к врачу.

Мне как члену профсоюза сутки обошлись в 259 тысяч белорусских рублей. Это с хорошим полноценным трёхразовым питанием.













Вокруг корпуса – городок из домиков для туристов. Тропинки, мангальчики, спортивные площадки, сцена, лавочки для зрителей, урны для мусора, верёвки для сушки белья.

Вечером можно пойти на дискотеку в соседний санаторий «Приозёрный». Мы именно туда ходили второй раз ужинать. Идти минут двадцать, всё время по освещённой фонарями асфальтированной дороге. По обеим её сторонам – настоящий лес, и именно в нём, говорят, сейчас часто видят волков.


суббота, 29 августа 2015 г.

съедобный город

Недалеко от Бонна в Германии есть город Андернах. Городок. Населения – тридцать тысяч.

Фото с сайта andernach.de


С 2010 года власти совместно с энтузиастами осуществляют здесь проект под названием «Съедобный город».

Суть проста: на обочинах и газонах выращивают всё, что получается вместо цветов. А получается: капусту, картошку, клубнику, салат, помидоры, бобовые, виноград, и даже инжир, и даже гранаты.

Фото с сайта andernach.de


И – главное, па-бам! – всё, что вырастает, можно собирать и забирать. И вам можно, если туда приедете.

Единственная проблема у организаторов: иногда люди собирают то, что ещё не созрело. Для решения оной рядом с культурами несозревшими размещаются таблички, на которых написано Nicht erntereif.

Имейте в виду.

А вообще идея супер. Я люблю Германию))

суббота, 8 августа 2015 г.

чем бы дитя ни спасалось

В Берлине под 40.



Фонтан у старой рыночной площади на Адлерсхофе. Родители рядом в итальянском кафе – едят мороженое и пьют холодный кофе с молоком.

среда, 5 августа 2015 г.

Париж сам пришел к нам

На Востоке говорят: «Сколько на халву ни смотри, слаще во рту не станет».

А вы на эту халву посмотрите)))





Нуга, орехи и клюква сушёная.

Это мы наконец пришли во французскую кондитерскую «Бриошь-Париж», которая в Минске на Сторожёвской, 6.

Какие там эклеры! Не огромные по-нашему – по-французски стройные. С шоколадом, с пралине, со свежей мятой и свежей малиной.

Круассаны крошатся. Багеты хрустят.

Пахнеееет.

И девчонки за прилавком улыбаются.




На Востоке правильно говорят. Нечего смотреть. Надо идти и пробовать.

вторник, 4 августа 2015 г.

молчащая лавка

Уже и не помню, откуда услышала новость, что в Минске, где-то в Верхнем городе, установили музыкальную лавку.

Сегодня пошла специально её искать.

Она стояла не там, где я себе представляла, и была не такая, как я себе представляла (потому что в новости минскую лавку сравнивали с варшавскими).

На лавке две женщины сидели, а третья их фотографировала. Потом они сразу ушли.

Я подошла – лавка молчала. Я на неё села – тишина. Встала – поискала кнопочку. От задней левой ножки лавки уходил назад и вниз провод в металлическом кожухе.

Пришли две пары с пластиковыми пакетами в руках и солнцезащитными очками на головах, она и она и он и она.

– Ой, эта лавка играет, – воскликнула одна из женщин.

– Не играет, – сказала я.

Вторая из женщин тоже заметила провод в кожухе, подошла и аккуратно подвигала его носком туфли.

Лавка молчала.

Тогда один из мужчин, оглядев лавку бегло, строго меня спросил:

– Вы на неё садились?

– Садилась.

– Может быть, вы слишком лёгкая? – предположил он и сел на лавку, предвкушая результат.

Лавка молчала.

Я подумала – мужчина ничуть не тяжелее меня.

Лавка установлена в честь Михаила Клеофаса Огинского, 250 лет исполнится в сентябре со дня его рождения.
Наверное, она играла полонез «Прощание с Родиной»

вторник, 9 июня 2015 г.

с Амстердамом было так

Путешествие мы запланировали задолго до путешествия. Задолго (за полгода) купили билеты на самолет: дорога туда–обратно обошлась на двоих в 105 евро. Важно, что это была дорога из Берлина в Амстердам и из Амстердама в Берлин и на easyjet.

Расписание рейсов – идеальное! В воскресенье утром (не ранним) – в Амстердам, в понедельник вечером – назад. И на знакомство с городом два почти полных дня: выходной и будний.

Они, как я заметила, в Амстердаме не очень отличаются. Магазины в выходные там работают. И народу что в выходные, что в будни на улицах одинаково. Но... Вот что-то произошло, при том, что одинаковой была погода, и не пьянствовали мы, и не объелись, и не замёрзли, и не натерли ноги от ходьбы, и не потратили денег на сувенирную чепуху. Что-то произошло, что в понедельник Амстердам нравился меньше, чем в воскресенье.

Самолет в воскресенье прилетел минута в минуту, гостиница оказалась лучшая из всех, где я пока бывала. И улицы, и каналы, и виды, сто раз уже виданные на фотографиях и в кино, – такие, что вопить хотелось. Замечательно пообедали в кафе (дорого, в Амстердаме всё дорого) – в каком-то едва не первом попавшемся из крупных. Снаружи у его стен кайфовали и рыжебородые бездомные, и холёные девушки модельной внешности. Густо пахло анашой. Даже ноги дрожали, хотя, может, это было от голода.

Потом мы гуляли до ночи и немного ночью. Пили дорогой кофе с чизкейками где-то в центре (где точно, трудно вспомнить, потому что в Амстердаме в центре везде: каналы, улочки, дома, каналы, улочки, дома), где нам почему-то принесли в подарочек закуску из лосося с оливками. Потом пытались ночной город фотографировать и настоящий мусульманский месяц над ним; покупали на рынке луковицы тюльпанов для Иринкиного сада в Фалькензее. Ночь была на дворе, а рынок работал.

Мне не верилось сначала, что я здесь, потом не верилось, что город когда-то был совсем маленький, в несколько домов при дамбе, потом не верилось, что дома, валящиеся набок или вперед, простояли столетия. И будут еще стоять.

Было ощущение полной свободы. Ощущение силы. Бесстрашие. Много планов.

Утром разбудили птицы. Они пели так, как будто мы были в лесу. Был фантастический завтрак с кофе и сразившими меня бежевыми сливками. За компанию с огромным хозяйским котом, которых прохаживался мимо нашего крохотного столика.

Потом всё куда-то делось. Cразу после выселения из отеля таксисты вдруг начали хамить. Сыр пах помойкой. На блошином рынке продавалось современное, сделанное в Китае. Ребёнок вдруг проглаголил про кафе: «Всё здесь одинаковое и грязное». Все назойливо требовали на чай. Как будто город, в котором ничего абсолютно не построено случайно, в котором изначально очень много и тяжело трудились, зарабатывает теперь только на туристах и не ставит себе задачи ассоциироваться с чем-то, кроме анаши, деревянных башмаков и сыра.

Ужинали мы в ресторанчике в доме-музее Рембрандта и это был кошмар. И опять платили дорого.

Рейс в Берлин задержали почти на три часа...

Ну, а на пути домой, в Минск, в Simpleexpress, следующем по маршруту Берлин–Вильнюс, мы посмотрели «Во всём виноваты звёзды» и (так и хочется написать стало ясно, кто во всём виноват) решили, что обязательно приедем в Нидерланды ещё много раз.

Ещё я была расстроена, что не купила себе ничего полезного.

Но мой главный амстердамский сувенир – осознание, что у всякого распиздяйства должен быть предел.

В центре – два маленьких стареньких кривых домика тенью












Стринги на ограде




Больше фотографий – здесь.