пятница, 19 августа 2016 г.

Гервяты

Я могу проехать через Германию специально, чтобы посмотреть собор.

Перегибаю, конечно, раньше могла, а сейчас уже повзрослела и взвешиваю.

Но я ни за что специально не поехала бы в Гервяты.

Троицкий костёл я видела на фото и на видео, я боялась разочароваться в нём в жизни (как это наверняка случится с Несвижским замком, поэтому я туда не еду).

А сегодня я попала в Гервяты, ничего заранее не планируя. Спасибо региональному отделу контроля на платных дорогах «Ошмяны»!

«Гервяты» – это СПК. Сельскохозяйственный производственный кооператив. Если вы когда-нибудь были в хорошем белорусском агрогородке, в крепкой белорусской деревне, то вот это оно и есть. Здесь ровненькие дома, чистенькие сады и асфальтированные улицы.

И Троицкий костёл – один из самых высоких в стране. И самый красивый.





 
За этим забором во дворе девочка играла с опавшими яблоками. Повернулась к нам и вежливо поздоровалась






Настолько не отсюда, что мурашки по коже.

Отворачиваюсь, тогда проходят. Смотрю на него – снова мурашки.

Там удивительной красоты сад. И только мужчины ходили с газонокосилками и пара туристов из Франции, больше никого не видела.

пятница, 5 августа 2016 г.

три на Берлин

В январе я искала в Берлине монкухен, обхаживала кондитерские и булочные, в основном, конечно, в центре города, а в марте оказалось, что самый вкусный в Берлине монкухен продают в двух остановках от маминого дома.

В булочной Dresdner Feinbäckerrei. Бренд основан 110 лет назад. Я была уверена, что их огромная сеть по всей Германии, но их всего три и только в Берлине.

В двух из трёх я не была, а та, что возле нас, – совершенно снаружи непрезентабельная.

Жёлтая вывеска. Чтобы в булочной никого не было, такого я не видела


Мы, может, и ходили мимо неё поэтому постоянно (смысловое ударение ставьте на слово мимо). Теперь мы постоянно сворачиваем сюда, если этой стороной возвращаемся из города, в надежде застать бывающий редко (потому что разбирают сразу) шоколадный пирог (в нём – грецкие орехи). А ещё я прихожу сюда в каждое буднее берлинское утро после пробежки. Потому что булочки здесь тоже самые вкусные.



Они подороже, чем в булочных попроще, они не идеальной формы (иногда даже кажется, что булки лепил ребёнок) и они поменьше, чем в булочных попроще, но зато не воздушные. Мария Арбатова в «Визите нестарой дамы» пишет, что берлинские булки внутри пустые, по-моему даже сравнивает их с воздушными шариками.

В этой именно булочной я получила урок немецкого языка. Попросила каких-то булочек две штуки, а продавец мне в ответ: «Alle! Alle!» То есть я прошу две, а она говорит: «Все! Все!» Я понедоумевала, зачем мне все, если мне только две надо, но, поскольку она всё-таки на всех настаивала, я попросила других булочек. И через секунду сообразила, спросила у продавца: «Вы имели в виду, что тех, первых, булочек больше нет?» Она покивала головой согласно. Вот только не уверена, часто ли немцы говорят Alle в значении «больше нету», или это был частный случай.

Но вернёмся к монкухену, с которого начинали.



Вот он. Вот такой.

Вот такой один кусок стоит 1,25 евро.

Ничего лишнего, самодостаточный, как маленькое чёрное платье.

Удивительно это, но на сайте кондитерской, в списке тортов и пирогов этого пирога нет. В булочной он тоже не всегда бывает, мы за ним тоже охотились. Если с утра нет, можно после обеда зайти и нарваться.



Естественно, этим мы тоже виски позакусывали.