вторник, 9 июня 2015 г.

с Амстердамом было так

Путешествие мы запланировали задолго до путешествия. Задолго (за полгода) купили билеты на самолет: дорога туда–обратно обошлась на двоих в 105 евро. Важно, что это была дорога из Берлина в Амстердам и из Амстердама в Берлин и на easyjet.

Расписание рейсов – идеальное! В воскресенье утром (не ранним) – в Амстердам, в понедельник вечером – назад. И на знакомство с городом два почти полных дня: выходной и будний.

Они, как я заметила, в Амстердаме не очень отличаются. Магазины в выходные там работают. И народу что в выходные, что в будни на улицах одинаково. Но... Вот что-то произошло, при том, что одинаковой была погода, и не пьянствовали мы, и не объелись, и не замёрзли, и не натерли ноги от ходьбы, и не потратили денег на сувенирную чепуху. Что-то произошло, что в понедельник Амстердам нравился меньше, чем в воскресенье.

Самолет в воскресенье прилетел минута в минуту, гостиница оказалась лучшая из всех, где я пока бывала. И улицы, и каналы, и виды, сто раз уже виданные на фотографиях и в кино, – такие, что вопить хотелось. Замечательно пообедали в кафе (дорого, в Амстердаме всё дорого) – в каком-то едва не первом попавшемся из крупных. Снаружи у его стен кайфовали и рыжебородые бездомные, и холёные девушки модельной внешности. Густо пахло анашой. Даже ноги дрожали, хотя, может, это было от голода.

Потом мы гуляли до ночи и немного ночью. Пили дорогой кофе с чизкейками где-то в центре (где точно, трудно вспомнить, потому что в Амстердаме в центре везде: каналы, улочки, дома, каналы, улочки, дома), где нам почему-то принесли в подарочек закуску из лосося с оливками. Потом пытались ночной город фотографировать и настоящий мусульманский месяц над ним; покупали на рынке луковицы тюльпанов для Иринкиного сада в Фалькензее. Ночь была на дворе, а рынок работал.

Мне не верилось сначала, что я здесь, потом не верилось, что город когда-то был совсем маленький, в несколько домов при дамбе, потом не верилось, что дома, валящиеся набок или вперед, простояли столетия. И будут еще стоять.

Было ощущение полной свободы. Ощущение силы. Бесстрашие. Много планов.

Утром разбудили птицы. Они пели так, как будто мы были в лесу. Был фантастический завтрак с кофе и сразившими меня бежевыми сливками. За компанию с огромным хозяйским котом, которых прохаживался мимо нашего крохотного столика.

Потом всё куда-то делось. Cразу после выселения из отеля таксисты вдруг начали хамить. Сыр пах помойкой. На блошином рынке продавалось современное, сделанное в Китае. Ребёнок вдруг проглаголил про кафе: «Всё здесь одинаковое и грязное». Все назойливо требовали на чай. Как будто город, в котором ничего абсолютно не построено случайно, в котором изначально очень много и тяжело трудились, зарабатывает теперь только на туристах и не ставит себе задачи ассоциироваться с чем-то, кроме анаши, деревянных башмаков и сыра.

Ужинали мы в ресторанчике в доме-музее Рембрандта и это был кошмар. И опять платили дорого.

Рейс в Берлин задержали почти на три часа...

Ну, а на пути домой, в Минск, в Simpleexpress, следующем по маршруту Берлин–Вильнюс, мы посмотрели «Во всём виноваты звёзды» и (так и хочется написать стало ясно, кто во всём виноват) решили, что обязательно приедем в Нидерланды ещё много раз.

Ещё я была расстроена, что не купила себе ничего полезного.

Но мой главный амстердамский сувенир – осознание, что у всякого распиздяйства должен быть предел.

В центре – два маленьких стареньких кривых домика тенью












Стринги на ограде




Больше фотографий – здесь.

вторник, 2 июня 2015 г.

вспомнить немножко о Риме




Началось лето, воздух остановился и запахло шиповником и сеном.

В жару оживают воспоминания о Риме.



Пальмы, маки, зонтики сосен. Густой гретый воздух, перемешанный с дымом мотороллеров, запахом сыра из печи и ароматом духов. И чайки, не противные, не гордые, а смелые, большие – на головах статуй. Горячие каменные лавочки. Индусы с палками для селфи.



Постоянные желания. Остричь волосы и есть мороженое, посидеть здесь на улице в кафе, смотреть витрины, гулять под дождём, посмеяться над чем-нибудь или разволноваться. Постоянные заблуждения, несмотря на знания, советы, подсказки, карты и путеводители. Постоянные открытия.











 



К ночи небо расплывается из синего в белое, из белого – в сливово-карамельное. Бездомные укладываются спать у тех же стен, где днём собирали милостыню в пластиковые стаканчики. Выходят проститутки. На кустах на крыше дома напротив базилики Санта-Мария-Маджоре горят новогодние гирлянды. В кафе – люди. Все пьют вино.

Мы стоим, как будто не мы, на площади и смотрим на выхваченные из темноты подсветкой фрески. А от фонтана идёт мужчина и, задержавшись возле нас, говорит по-немецки, что человечество перестало функционировать.